Вместе с членами жюри они наведались во владения военного коменданта и слились с толпой пассажиров

На «Золотой маске» в номинации «Эксперимент» организовали прогулки по Ленинградскому вокзалу с фестивалем «Точка доступа» из Санкт-Петербурга. Вместе с членами жюри — актером Александром Феклистовым, скрипачом Сергеем Стадлером — группа человек из 30 под красным флагом курсировала туда-сюда в течение 1 часа 50 минут, изумляя пассажиров.

фото: Светлана Хохрякова

Читайте «МК» в ожидании поезда.

Для участия в спектакле-променаде, поставили который режиссер Владимир Кузнецов и худрук проекта Константин Учитель, каждому из нас выдали наушники, предъявили памятку участника. Мы взяли на себя обязательства соблюдать общественный порядок, не отклоняться от маршрута, не распивать спиртные напитки и не курить в запрещенных местах сообразно требованиям администрации вокзала. Сразу предупредили: «Следите за человеком с флажком». Так мы отправились в путь.

Действо называется «Разговоры беженцев» и основано на пьесе Бертольда Брехта, написанной им в 1940–1941 годах. Он и сам познал все тяготы человека, покинувшего родину, когда уехал из фашистской Германии в Финляндию. События его пьесы, состоящей из диалогов, происходят на Центральном вокзале в Хельсинки. Через наушники нам сообщают, что в 1942 году знаменитый немецкий драматург и реформатор немецкого театра вместе с женой — актрисой Еленой Вайгель — и своими детьми прибыл на Ленинградский вокзал с тем, чтобы отправиться в длительное путешествие через нашу страну до Владивостока, а оттуда отбыть к берегам Америки.

Казалось, что мы идем по знакомым вокзальным помещениям и слушаем заранее записанные голоса актеров. В одном из залов ожидания по ходу нашего маршрута можно было встретить читателей «МК». К одному из них я даже подошла, чтобы поприветствовать. Свежий номер ему нравился.

Вокзальная жизнь шла своим чередом. Ребенок гонял мяч в детском городке. Пассажиры дремали. Кто-то с изумлением посматривал на нашу странную группу. Потом внимание привлек какой-то парень, с аппетитом поглощавший китайскую лапшу. Когда решила его сфотографировать, он недоброжелательно посмотрел и, казалось, готов был вырвать телефон. Не сразу догадалась, что это и есть один из двоих «беженцев», разговоры которых мы подслушиваем. Актеры Сергей Волков и Максим Фомин иногда подсаживались к кому-то из нас, продолжая свой диалог о Германии времен Второй мировой войны, из которой они были вынуждены бежать, как и Брехт. Циффель и Калле — вот их имена. Второй в чем-то унаследовал черты самого автора «Трехгрошовой оперы» и «Матушки Кураж».

Потом мы сидели в зале ожидания военного коменданта, куда в обычное время не так просто попасть. Один из наших героев, как малыш, встал на кресло, чтобы с выражением прочитать стихи, смысл которых был совсем не детским и сводился к тому, что этот молодой человек не знает, о чем тоскует. А в наушниках звучали рассказы о свиданиях с девушками, у которых одинаковый цвет лица, потому что все они работают допоздна; рассуждения о том, что такое полгода полового воздержания за украденный мешок картошки… «Я рад, что я не француз», — говорил один из беженцев, мотивируя это тем, что среди представителей этой нации слишком развит патриотизм.

При упоминании имени Гитлера проходивший мимо сотрудник зала военного коменданта приостановился и внимательно посмотрел на того, кто держал речь. Конечно, все были предупреждены о нашем нашествии, иначе кто бы нас стал терпеть. Когда герои начали играть прямо на полу в шахматы, случайные прохожие заглядывали через наши головы, не понимая, что происходит.

Петербургский фестиваль «Точка доступа» проводит свои акции в самых разных местах. С недавних пор у нас стало актуально приобщать зрителя к так называемому иммерсивному театру и паблик-арте, с которыми в Европе давно знакомы. «Разговоры беженцев» — как фон, в них особо не погружаешься и, уж конечно, не сопереживаешь героям. Так, занятное развлечение, не сопряженное ни с каким новым знанием. Сама идея хороша, а вот ее воплощение пока еще очень скромное. В сущности, любой из нас мог бы провести такой променад, имея или не имея основания для этого. Актерские способности тоже оказались не так важны. Суть — в самом хождении.

Источник