Картонная Испания и живые эмоции

Премьера музыкального спектакля Александра Клевицкого «Собака на сене» в постановке Татьяны Константиновой по комедии Лопе де Вега в классическом переводе Лозинского с огромным успехом прошла в театре «Московская оперетта». Авторы позиционируют свое произведение как мюзикл, однако спектакль — настоящая оперетта в традициях неустаревающей «венщины» и советской оперетты 1960–1970‑х годов. В сочетании со стихотворным текстом комедии плаща и шпаги, хорошо известным людям старшего поколения благодаря некогда популярнейшему одноименному фильму Яна Фрида, действие погружает зрителя в счастливое состояние дежавю: будто театр запустил машину времени, которая переносит вас в атмосферу прошлого.

Фото: пресс-служба театра

Картонная Испания с замысловатыми башенками, арками и орнаментами — эдакая игрушечная Альгамбра — подсвечивается через разные цветовые фильтры: кроваво-красный, пастельно- розовый, холодновато-голубой. Художник по свету Александр Сиваев вместе со сценографом Виктором Архиповым создают на сцене атмосферу эстрадного концерта или даже дискотеки 70‑х. Действие строится как чередование вокальных и танцевальных номеров, соединенных диалогами. Зрители категории «за 50», воспитанные на советском телевидении, сразу вспомнят и новогодние киноконцерты, и программы «По страницам оперетт», ну и, конечно, фильм «Собака на сене» Яна Фрида, с которым встречали 1978 год (он был показан 1 января и вызвал всеобщий восторг). Михаил Боярский, Маргарита Терехова, Армен Джигарханян, Елена Проклова, комедия плаща и шпаги, музыка Геннадия Гладкова — идеальная праздничная комбинация. Серенада «Венец творенья, дивная Диана!», которая, кстати, стала вокальным дебютом Николая Караченцова, популярна до сих пор.

Александр Клевицкий, композитор старшего поколения, органично слышит и пишет в форматах той же эпохи «невинности». Он на полном серьезе, без какой-либо иронии или пародийности сочинил много музыки на основе всяких испанских жанров. Здесь есть все необходимые признаки «испанизмов», которые русские композиторы практиковали со времен «Арагонской хоты» Глинки. А еще добавил эстрадной стилистики, заставляющей ностальгически вспомнить о наших родных ВИА. И это не случайно — Клевицкий в свое время работал в вокально-инструментальных ансамблях «Добры молодцы» и «Надежда». Вот и в спектакле на сцене постоянно присутствует длинноволосый персонаж-гитарист (Евгений Савенко), который вносит свою лепту по транспортировке музыкальной комедии из условной Испании на родную территорию.

Фото: пресс-служба театра

Артисты прекрасно чувствуют себя в этой стихии. Красавица Елена Зайцева в роли Дианы — классическая опереточная графиня, которая не заморачивается рефлексиями, а красиво, страстно и нежно поет свои арии, а также дуэты с красавцем баритоном Леонидом Батахлиным (Теодоро). Еще важно, что они много раз переодеваются. И платья на Диане такие роскошные (костюмы Светланы Логофет), что на самом деле (как и положено в этом жанре) оказываются гораздо важнее характера героини. Все остальные персонажи также на месте. Владислав Кирюхин (Тристан), Петр Борисенко (маркиз Рикардо), Владислав Сташинский (граф Федерико), Александр Бабик (Фабьо), Инара Гулиева (Анарда) — все отлично поют и играют свои роли в полном соответствии со стандартами жанра музкомедии, заведенными лет сто пятьдесят назад. Может быть, кто-то назовет это штампами. Но мы применим слово «традиция». Небольшая нестыковка вышла разве что с образом Марселы. Ольга Белохвостова настолько обаятельна и артистична, столь динамично играет изменения в состоянии своей героини, которую Теодоро то жестоко бросает, то снова привлекает к себе, она так хорошо и выразительно поет, в том числе и свою партию в драматическом дуэте с Дианой, что ее безразличное поведение в финале спектакля кажется следствием невнимания режиссера, не нашедшего для этого важнейшего персонажа точного завершения рисунка роли.

Режиссура Татьяны Константиновой, имеющей большой опыт работы в труппе «Оперетты» в качестве актрисы, также вся построена на незыблемых правилах жанра. И если зрителю предложен лирический дуэт, то непременно появится балетная пара, которая проиллюстрирует вокальную историю танцем. Ну а если перед нами буффонный простак-слуга, то он обязательно нырнет головой в фонтан. Публика с радостью считывает эти милые бессмертные коды, создающие настроение праздника и душевного комфорта.

Хореография Ирины Корнеевой вносит в этот гармоничный мир прошлого весьма существенный современный акцент. Экспрессивная, чуть грубоватая пластика придает массовым сценам особый колорит и сигналит о том, что авторы все-таки хотели создать мюзикл. Ну а прелестная сценка, в которой персонажи танцуют и поют про стаканчик риохи (это такой знаменитый в Испании винный бренд), вообще как будто залетела в спектакль из классического бродвейского мюзикла.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник