ДНР и ЛНР не желают «ликвидироваться» в угоду Волкеру

С 5 марта на Донбассе вступил в силу «режим тишины», о котором стороны договорились в Минске за три дня до заветной даты. Только «заветной» или сколько-нибудь заметной эту дату считают те, кто находится вдалеке от Донбасса. В самом Донецке это выглядит не очень многообещающе. Днем в промзоне под Донецком попал под минометный обстрел ВСУ автомобиль с делегацией Госдумы РФ во главе с депутатом Алексеем Журавлевым.

Алексей Журавлев. Кадр из видео.

Делегация находилась в самопровозглашенной Донецкой народной республике с гуманитарной миссией. И, скорей всего, обстрел был целенаправленной акцией. Никто из членов делегации не пострадал. Но про «устойчивое перемирие» можно забыть.

В этих краях привыкли, что очередной режим «устойчивого прекращения огня» заключается в том, что пару недель стреляют меньше обычного, иногда даже в четыре раза меньше, как на этот Новый год подсчитали наблюдатели миссии ОБСЕ. Но все равно стреляют.

Еще утром возле редакции «МК-Донбасс» я услышал какую-то отдаленную перестрелку в районе аэропорта. Официальные источники самопровозглашенной республики при этом заявили, что «ночью стояла абсолютная тишина», но потом появилась информация, что в 4 утра снайпер обстрелял машину коммунальщиков на окраине Горловки. Пресс-центр АТО (его почему-то пока еще не переименовали в связи с юридическим окончанием самой АТО) сообщил об обстрелах 82-мм минометов украинских позиций на Луганском направлении в районе городка Счастье.

Люди на улицах сильно перемирие не обсуждают. Последние выходные в Донецке были не самыми спокойными, в центре города в субботу прогремел взрыв. Мы как раз обедали с друзьями, и поскольку дом после громкого взрыва не качнуло взрывной волной, поняли, что можно продолжать разговаривать дальше. Как потом оказалось, в полутора сотнях метров от нас, во дворе ресторана Шато, взорвали машину с российскими номерами. В плотной многоэтажной застройке эхо от взрыва таково, что понять сразу, это граната рядом или склад боеприпасов далеко на окраине, невозможно. Взрывов в центре в Донецке не было давно.

«Нас, конечно, спрашивают покупатели, скоро ли мир? — рассказывает мне продавец магазина неподалеку от расположения батальона «Кальмиус». — Мол, раз к нам военные заходят, так мы чего-то знаем! Но мы совсем ничего не знаем!». И продолжает обсуждать с двумя подругами подготовку к возможному обострению: «У меня килограммов десять гречки, на «случай войны», запас макаронов и килограммов двадцать хорошего краснодарского риса. Рисом могу поделиться!»

В магазин заходит худощавый жесткий парень в камуфляже. «Не люблю журналистов и говорить про перемирие не буду!» — бросает он, покупает пачку сока и уходит.

Обсуждать, сколько продлится перемирие в Донецке, как-то никто не желает, в конце концов «большого» прекращения огня в рамках Минска-2 от февраля 2015 года тоже еще никто не отменял. Нынешние «бессрочные и устойчивые» перемирия каждый раз лепят сверху того самого — «большого и минского». А вот заявление Волкера о необходимости «ликвидации ДНР и ЛНР» как раз заметили. Александр Ходаковский даже отдельный пост «душке Волкеру» посвятил. На тему того, как сложно выкуривать из городской бетонной застройки подразделения, которые вдруг не захотят «ликвидироваться». В принципе это общеизвестный факт — в войне на Донбассе ни одного полноценного штурма городской застройки в 2014 и 2015 годах так и не случилось. Так что пожелания Волкера выполнять желающих нет.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник