Причина — в близящихся выборах в Конгресс США

Общаясь в эту пятницу с видным западноевропейским дипломатом в Москве, я предварил свой вопрос репликой о том, что он абсолютно не касается Дональда Трампа, и вызвал тем самым бурную благодарную реакцию собеседника: «Спасибо вам огромное!» Но от судьбы не уйдешь: обсудив «маленький и уютный» вопрос наших двусторонних отношений, мы вернулись в реальный мир — мир, в котором взрывается мозг из-за потока противоречащих друг другу политических сигналов из Вашингтона.

фото: kremlin.ru

Стряхнув с себя океан критики из-за «братания со злейшим врагом» в Хельсинки, Трамп приказывает своим подчиненным пригласить Путина посетить Вашингтон этой осенью. Один из главных таких подчиненных — директор национальной разведки США Дэн Коутс — в прямом телеэфире в не слишком почтительных выражениях выражает сомнения по поводу мудрости решения своего начальника.

Информационное агентство «Блумберг» публикует сенсационный слив: во время встречи один на один Путин предложил Трампу провести в Донбассе некий референдум. Американское внешнеполитическое чиновничество в недоумении: оно ничего про это не знало.

И все это происходит на фоне ареста в Вашингтоне российской гражданки Марии Бутиной — ареста, от которого несет и нашим 1937 годом, и американским 1953 годом (именно тогда в США наблюдался пик «охоты на ведьм», организованной алкоголиком и фантазером сенатором Джозефом Маккарти).

Можно ли найти смысл в этой информационно-политической какофонии? Можно, если зарубить себе на носу: сейчас в американской политике идут две параллельные друг другу «гражданские войны». Официальная — между республиканцами и демократами и неофициальная, но не менее жестокая — между президентом и значительной частью аппарата исполнительной власти.

Начну с «официальной гражданской войны». В современной России словосочетание «парламентские выборы» не вызывает особо бурных эмоций ни у населения, ни у политической элиты страны. А вот в Америке выборы в Конгресс не менее важны, чем выборы президента.

Если партия президента теряет контроль над Конгрессом, то глава исполнительной власти становится или политическим импотентом, или, в лучшем случае, заложником своих идейных оппонентов.

Сегодня республиканцы, чьим лидером формально является Дональд Трамп, контролируют обе палаты Конгресса. В Сенате у республиканцев 51 место из 100, а в палате представителей — 193 места из 435. Однако уже 6 ноября этого года такое положение дел теоретически может измениться. Во время ноябрьских выборов в розыгрыше окажутся все места в палате представителей и 35 мест сенаторов. Если держать этот факт в голове, то происходящее сейчас на американской внутриполитической сцене обретает свою логику.

Громкими криками «Трамп — предатель и марионетка Путина!» демократы окучивают своего избирателя. Почему Трамп им «помогает», приглашая Путина в Вашингтон в выборный сезон? Потому что Трампу демократический избиратель неинтересен. Он заранее считает его «отрезанным ломтем» и сосредотачивается на окучивании своей собственной базы поддержки — той самой, что сделала его президентом в 2016 году. А у этой базы, как показывают результаты социологических опросов, поведение президента на российском направлении гнева не вызывает. А раз так, то Трамп может себе позволить дальнейшее повышение ставок в этой сфере.

Но то же самое может себе позволить и коллективный оппонент Трампа во второй параллельной политической «гражданской войне» — широкие массы американского чиновничества из внешнеполитических и силовых структур. Чуть выше я упомянул об изумленных и откровенно неодобрительных комментариях директора национальной разведки США по поводу желания Трампа пригласить Путина в Вашингтон. В чем причина такого поведения?

Несмотря на свой пышный титул и очень высокий формальный статус, директор национальной разведки США — фигура, лишенная реальной власти.

Директор национальной разведки (не путать с директором ЦРУ) стоит не только над ведомствами, но и вне ведомств. Как следствие, ему отбивают положенное число «поклонов», но не более того. Дэн Коутс не является членом ближнего круга Трампа и элементарно не был в курсе его планов.

Зато позиция директора разведки отражает взгляды огромного количества его коллег, которые ведут скрытую войну против своего верховного главнокомандующего, всячески всовывая ему палки в колеса. Последней жертвой стала Мария Бутина.

Но вот только корректно ли использован термин «последняя жертва»? Последней она является только на данный момент. События последних дней лишь укрепили крайне опасную тенденцию: отношения между двумя главными ядерными державами мира стали центральной частью американской внутриполитической борьбы.

Интересно, доедет ли этой осенью Путин до Вашингтона? Если вдруг доедет, то это точно станет самой странной и экстравагантной зарубежной поездкой за все время пребывания ВВП у власти. Однако вот вопрос: будет ли отвечать национальным интересам России такая поездка? Мы не в силах полностью «вырезать» себя из американских внутриполитических «гражданских войн». Но добровольно лезть в самое пекло битвы — это, наверное, тоже не лучший вариант.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник